Вступление в ОПЕК+ Бразилии принесет ощутимую пользу альянсу. Такое мнение высказал аналитик ФГ «Финам» Александр Потавин.

Бразилия присоединится к сотрудничеству с ОПЕК+ в январе, следует из официального коммюнике альянса по итогам министерской встречи. При этом какую-то квоту на добычу она может получить не раньше июня. Именно тогда запланировано следующее заседание всех глав делегаций ОПЕК+.

Таким образом, Бразилия пока не будет участвовать в соглашении об ограничении объемов добычи. Но в дальнейшем, по словам эксперта, это возможно. Бразилия — крупнейшая нефтедобывающая страна в Латинской Америке, в сентябре добыча там составила 3,672 млн баррелей в сутки.

«Вступление в альянс крупного нефтедобытчика можно считать позитивным фактором, поскольку доля добываемой картелем нефти возрастет, а следовательно, цены на нефть станут более управляемыми», — пояснил Потавин агентству РИА Новости.

По теме:  Новак объяснил, где позитив в решениях ОПЕК+

А замгендиректора Института национальной энергетики, эксперт аналитического центра «ИнфоТЭК» Александр Фролов уточнил, что ОПЕК+ с Бразилией будет занимать примерно 44% мировой добычи.

Положительным моментом считает вступление Бразилии в альянс и аналитик «Финама» Сергей Кауфман. В ходе прямого эфира «Финам инвестиций» он указал, что Бразилия на горизонте 5-10 лет хочет сильно увеличить добычу нефти. Генеральный директор Petrobras Жан-Поль Пратеш говорил в июле, что страна может нарастить производство еще на 4-5% в 2023-2024 годах.

«Бразильские планы по росту добычу могли бы, конечно, создать профицит на рынке. Поэтому сейчас у нас минус одна страна, которая хочет больше добывать», — подчеркнул Кауфман.

По теме:  Встреча ОПЕК+ закончилась намного лучше ожиданий

Эксперт добавил, что из крупных нефтедобывающих стран вне сделки ОПЕК+ остаются США и Гайана, а также Иран и Венесуэла, которые формально входят в ОПЕК+, но не участвуют в сделке по сокращению производства. «К сожалению, Гайану в ОПЕК+ вряд ли смогут взять, и она будет одним из локомотивов роста мировой добычи, — заметил эксперт. — В Гайане самый главный проект сейчас между тремя компаниями: Exxonmobil, Chevron и внезапно — китайской CNOOC. Главные в этом проекте американцы, поэтому о каких-то ограничениях там говорить не приходится».